• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: аверс (список заголовков)
11:30 

The Last Day of Summer

~Аверс
Ночь царствует над миром, но рассвет готовит ей достойнейший ответ.
Гуляли ночью, рассвет в два-тридцать, прохладным ветром с Невы укрыться, смешались в памяти знаки, лица, с ума сошедшие небеса.
Дорога вилась, цвела, манила, звала пластинкою из винила, и, верно, скинутся на чернила все те, о ком я рожден писать.
Спускались к морю с потёртым ранцем, мешали сдуру вино и танцы, и я б, наверно, еще остался, но точно знаю же, что влюблюсь.
Ввернуть сейчас бы про равновесье, но стих не пишется, хоть ты тресни, пардон, сегодня другая песня, мой старый летний паршивый блюз.
Кружили мысли нелепым вальсом, я много думал и ошибался, ни муз, ни музыки, ни Пегаса, и нет покоя тебе, душа...
Но что-то утром шептало в уши: "ты можешь больше, ты можешь лучше", будил под утро несмелый лучик - мы вместе делали первый шаг.
Ты ждёшь, я знаю, других историй, про битвы, замки, поля, просторы, про гнев царей, про врагов престола, про звон самшира, про стук карет
Настанет осень, и возвратится визирь, шаманка, король, убийца...но нынче - август, жара и птицы, и я открою один секрет.

Я думал раньше, что сказки - это волшебный мир под рукой поэта, пираты, гоблины и скелеты, чужие тайны во тьме веков,
Мечтал о Ехо, о Средиземье, о странах, башнях, мирах подземных, о карте, двери, волшебном зелье, что унесёт тебя далеко...
...А сказка - это путём окольным наткнуться на невесомый Смольный, и рокот призрачной колокольни вокруг танцует, поёт, бежит;
Солёным ветром, мечтою ранней нестись меж морем, теплом, горами, тогда окажется лучше Нарний лукавый утренний Геленджик.
Когда в сомнений и страхов тине ты заползаешь на свой квартирник, а люди - дивные, как с картины, и в мыслях только - "читай", "живи",
Когда за книгой, плацкартным чаем, летишь обратно бродягой-чайкой, и вдруг приходит: "Скорей. Скучаю." от самой старой твоей любви.
Когда под жарким июльским солнцем играешь в "ладушки" ты с японцем, а он мухлюет, вопит, смеётся, бежим и прячемся от дождя,
Когда друзья, что по разным странам, звонками рвут паутину станций, и это очень тепло и странно - в кого-то верить, кого-то ждать.

Ведь сказка - это не гул заклятий, не томный блеск королевских платий, не монстр в недрах твоей кровати, не фея с тыквой, не кучер-мышь,
Любое чудо - живое, дышит, оно в глазах, километрах, крышах, оно тем больше, сильнее, выше, чем ты охотней его творишь
Любое чудо - не в тюрьмах книжных, оно снаружи, оно подвижно, с ним мир - поверишь ли, удивишься - на нитку соткан из лучших мест.
Иди вперёд, сочиняй, надейся, живи мгновеньем, мечтою, песней, и дверь, зелёная, как у Уэллса - представь! - окажется в твой подъезд.

(с) Джек-с-Фонарём

@темы: Аверс, музыка слов

20:09 

Нынче звёзды в руки сами валятся...

~Аверс
Ночь царствует над миром, но рассвет готовит ей достойнейший ответ.
нынче звёзды в руки сами валятся яблоками спелыми с небес,
из-за тучи месяц жёлтый скалится, тихо хнычет полуночный бес,
бусами янтарными рассыпаны огоньки по Млечному Пути,
мили и года уже просчитаны... милый мой, пришла пора идти...

воздух загустеет и засветится, ярко-алым вспыхнет горизонт,
просто верь, что трудно разувериться. остальное всё само придёт.
светятся-искрятся звёзды-семечки, брошенные щедро из горсти,
ночь-хозяйка небо чистит веничком... милый мой, пришла пора идти...

ты не бойся, что вверху так холодно, и совсем неясно, где свернуть,
крыльями обнимет ангел голову, и прошепчет тихо: в добрый путь!
звёздный трискель выцветет, осыплется, в облаках дорожек не найти,
в предрассветном небе вдруг напишется: милый мой, пришла пора идти...
(с)Yulita_Ran

@темы: музыка слов, Аверс

20:24 

И когда твое сердце захлестнет темнота...

~Аверс
Ночь царствует над миром, но рассвет готовит ей достойнейший ответ.
И когда твое сердце захлестнет темнота
И душа онемеет в беспросветной тоске,
Ты подумай: а может, где-то ждет тебя Та,
Что выходит навстречу со свечою в руке?
Эта искра разгонит навалившийся мрак
И продолжит тропинку в непогожей ночи..
Ты поверь: вдалеке вот-вот зажжется маяк,
Словно крепкие руки, простирая лучи.
Ты не знаешь, когда он осенит горизонт
Oткуда прольётся избавительный свет
Просто верь! Эта вера - твой крепчайший заслон.
Даже думать не смей, что Той единственной - нет...
(с)Мария Семенова

@темы: музыка слов, Аверс

09:53 

~Аверс
Ночь царствует над миром, но рассвет готовит ей достойнейший ответ.
Дышащий стенами, смотрит розетками,
Хлам там ожил, озаренный просветами.
Солнца впитавший, он мрачен так редко
Тот самый Дом, в котором...

@темы: музыка слов, Аверс

22:00 

мне нравится кофейный аромат и утро, нами начатое с кофе

~Аверс
Ночь царствует над миром, но рассвет готовит ей достойнейший ответ.
мне нравится кофейный аромат и утро, нами начатое с кофе
и твой чуть сонный с поволокой взгляд и яркий профиль
и апельсиновые солнца на столе, и нежный творог снежным комом в ложке
холодный душ с тропическим желе, живот, бедро, рука... твои сережки
смешно подрагивают в такт моим словам. твоя губа касается предплечья
и я смеюсь, что раньше каждый вечер я спрашивала "можно я сегодня к вам?"
мне нравится касаться тишины, уютно спящей на твоем балконе
и знать, что междометья не нужны, что ты итак все знаешь... на перроне
метро я обниму тебя и побегу вперед, оставив за спиною наше утро
(держа его под языком и под... лопаткой где-то) ну а ты как-будто
не замечаешь нежности моей, не замечаешь моего накала
от прожитых совместно длинных дней, от нежного и страстного начала
истории... я так люблю тебя, я так люблю соленый крепкий кофе
как варишь ты... и наши планы на - остаток вечности и нашу жизнь на Корфе
одиннадцать детей, веселый смех и целоваться по утрам по-птичьи
я выбрала тебя однажды и из всех и мне плевать на правила приличья...

(c) Марта Яковлева

@темы: Аверс, музыка слов

22:35 

~Аверс
Ночь царствует над миром, но рассвет готовит ей достойнейший ответ.
Она пахнет бадьяном, а он - корицей.
Они могут часами кричать, браниться,
Он ее в бреду называет ведьмой.
У него повадки, как у медведя,
У нее - тигрицы.

Ночь под ее руками играет, льется.
Он хочет уйти, но каждый раз остается.
Она знает то, что не стоит ведать.
Он ее в бреду называет ведьмой,
А она смеется.

Они говорят о счастье, когда не в ссоре,
В каждом внутри бушует живое море.
Смотри, как тигрица живет с медведем.
Он ее в бреду называет ведьмой,
И она не спорит.

(с) Rowana

@темы: Аверс, музыка слов

12:38 

~Аверс
Ночь царствует над миром, но рассвет готовит ей достойнейший ответ.
Войди в рассвет, пока роса легка,
Пока вокруг всего и понемногу...
Дежурный ангел сдвинет облака
И выправит бумаги на дорогу.
Короткий путь из небыли в сюжет.
Короткий вздох о прошлом безразличьи.
Любимых глаз необратимый свет,
И запах трав, и этот щебет птичий...
Все, как у всех, банально и смешно,
Рассказано, отыграно, пропето...
И повторяться было бы грешно,
Но так удобно, как иным поэтам.
Дай мне слова - я их сплету в строку.
Хотя бы звук - он зазвучит иначе...
И музыка, что вечна на слуху,
Не разразится в смехе или плаче.
Она сгорит, как нотная тетрадь,
В огне каминном, пламенно и нежно.
Я все прощу, я все смогу понять -
Безудержно, безумно, безнадежно...

©Андрей Белянин

@темы: Аверс, музыка слов

13:48 

Оценщик заблудших душ

~Аверс
Ночь царствует над миром, но рассвет готовит ей достойнейший ответ.
Виски со льдом и сигара снимают стресс.
Время струится песком и течет быстрей.

«Личное дело» лежит на краю стола…
Поздний звонок… «Дорогая, я по делам»

Он собирается: шляпа, часы, пиджак..
А Дорогая ему поправляет шарф

И тараторит, что надо придти к шести –
Мама приедет (с ревизией) погостить.

Он лишь вздыхает, кивает, целует в лоб.
Думает «лучше б цунами… чума… потоп…»

У Дорогой на плите закипает суп -
Голос из кухни: «Родной, не забудь косу»

Черный как уголь старинный немецкий плащ,
А за спиной два роскошных седых крыла.

Тень равнодушия прятать под капюшон -
Свойство профессии - «Милая я пошел»

Виски со льдом и сигара снимают стресс.
Время струится песком и течет быстрей.

Дома он мудрый отец и прекрасный муж.
Ну, а для Вас он оценщик заблудших душ.

(c) Julber

@темы: Аверс, музыка слов

13:50 

Питер

~Аверс
Ночь царствует над миром, но рассвет готовит ей достойнейший ответ.
ты знаешь, Питер имеет душу, там даже камни умеют слушать. я приезжаю, и мне там лучше и жить, и прятаться, и грустить.
его вода для меня живая, в его автобусах и трамваях я от забот своих уезжаю, чтоб теплый свет его ощутить.

ты знаешь, в Питере проще верить, что счастье есть, что открыты двери, там нарисованы акварелью мои расплывчатые мечты.
его проспекты уходят в небо, ему я верю - отчасти слепо - и сочиняю ему сонеты, а он разводит свои мосты.

ты знаешь, Питер как мудрый старец: своими зельями исцеляет и исполняет свой странный танец, как ритуал от былых обид.
его каналы, его фонтаны - противоядия от дурманов, и эти воды затянут раны, и сердце больше не так болит.

ведь Питер знает на все ответы: как быть собой и дожить до лета. я там всегда остаюсь согрета, пусть даже в самый унылый дождь.
он нежно манит и опьяняет, он как дитя на руках качает и заставляет забыть печали, пусть их немало еще хлебнешь.

ты знаешь, он от всех страхов лечит, я в каждом сне мчусь к нему навстречу, он свои мантры мне в ухо шепчет и объясняет все без прикрас.
пускай он часто бывает серым, но это не подрывает веру, и я в него влюблена без меры с тех пор, как встретила в первый раз.

(c) Александра Сонли

@темы: Аверс, музыка слов

18:58 

steampunk-7

~Аверс
Ночь царствует над миром, но рассвет готовит ей достойнейший ответ.
просыпаясь, он видит - дома и мосты, в дымном небе растут кучевые цветы, с крыши старых заводов мяучат коты, восхваляя апрельскую жизнь. дирижабль отправляется в семь двадцать пять, в переулках газетчики сипло вопят, пробиваются в колледж студенты, толпясь, под ногами подземка дрожит. бестолковей историй еще поискать: он уже не юнец - но не старец пока, он хотел бы родиться в иные века, но уже на работу пора. он рисует проекты - но их не берут, он бросает монетки в замшелистый пруд...

... он придумал когда-то такую игру - в Эльдорадо, Обещанный Край.

Эльдорадо - блестят жемчугами пески, Эльдорадо - ни горя ни знать, ни тоски, разноцветные птицы слетают с руки, лес шумит изумрудной листвой. там рычит леопард, выходя на скалу, горный пик - словно в тучи вонзили иглу, и озера - как пара сияющих лун, и в ушах нескончаемый звон.

но попасть в Эльдорадо непросто, смотри: не дойдет пароход - разобьется о риф, паровозных дорог не проложат внутри, через горы проехать нельзя. только воздухом - диким отдавшись ветрам, через пропасти, скалы, не видя преград, сверху первым увидеть, как тлеет заря, огнегрудою птицей скользя.

Эльдорадо - волна обнимает причал, Эльдорадо - минута дороже чем час, длиннохвостые звери с деревьев кричат, нет ни грусти, ни боли, ни зла. Эльдорадо приходит в усталые сны, Эльдорадо мерцает, зовет и манит...

...он рисует проекты один за одним, каждый первый рисунок - крылат.

с высоты дирижабля, с хребта корабля виден шарик летающий, шарик-Земля, наш единственный дом, наш единственный клад, что готов ты отдать для него? горизонт изогнулся дельфиньей спиной, если вышел в дорогу - вернешься иной, в жилах медно искрится хмельное вино, Эльдорадо - для каждого свой. воплощенье, мечта, золотые лучи, на приборах помехи, приемник молчит, замыкает контакты горячей свечи, нас уводит в сиянье весны.

говорили ему - мол, безумье и бред, а потом - обещали купать в серебре...

...он на спинах могучих железных зверей долетел до волшебной страны.

он шагал по обрывам над бурной рекой, видел светлые ночи и память веков, приручал ягуаров, смеялся легко, ледяной умывался водой. я не знаю, как дальше еще рассказать, Эльдорадо - в считалках и в детских глазах...

...я слыхал, он недавно вернулся назад - загорелый, веселый, худой.

синий шарик-Земля разгоняется вдаль, пролетают секунды, недели, года, пусть тебе говорят - "позабудь, ерунда!" - ты не слушай, не в этом их суть. в каждой детской мечте скрыт волшебный кристалл, если вера упряма, сильна и чиста - ты достигнешь того, о чем раньше мечтал.

далеко, в изумрудном лесу, ярко-алые хищные зреют цветы, меж деревьев пятнистые ходят коты, там упрямый мальчишка - такой же, как ты - не желает уснуть до утра. он мечтает: за морем, где люди светлы, где ветра запевают от множества крыл, где огромные башни скрывают дары - Эльдорадо, Обещанный Край.

(c) wolfox

@темы: Аверс, музыка слов

00:17 

Скобяных дел мастер

~Аверс
Ночь царствует над миром, но рассвет готовит ей достойнейший ответ.
В Уставе черным по белому сказано: рано или поздно любой мастер получает Заказ. Настал этот день и для меня.
Заказчику было лет шесть. Он сидел, положив подбородок на прилавок, и наблюдал, как "Венксинг" копирует ключ от гаража. Мама Заказчика в сторонке щебетала по сотовому.
- А вы любой ключик можете сделать? - спросил Заказчик, разглядывая стойку с болванками.
- Любой, - подтвердил я.
- И такой, чтобы попасть в детство?
Руки мои дрогнули, и "Венксинг" умолк.
- Зачем тебе такой ключ? - спросил я. - Разве ты и так не ребенок?
А сам принялся лихорадочно припоминать, есть ли в Уставе ограничения на возраст Заказчика. В голову приходил только маленький Вольфганг Амадей и ключ к музыке, сделанный зальцбургским мастером Крейцером. Но тот ключ заказывал отец Вольфганга...
- Это для бабы Кати, - сказал мальчик. - Она все вспоминает, как была маленькая. Даже плачет иногда. Вот если бы она могла снова туда попасть!
- Понятно, - сказал я. - Что же, такой ключ сделать можно, - я молил Бога об одном: чтобы мама Заказчика продолжала болтать по телефону. - Если хочешь, могу попробовать. То есть, если хотите... сударь.
Вот елки-палки. Устав предписывает обращаться к Заказчику с величайшим почтением, но как почтительно обратиться к ребенку? "Отрок"? "Юноша"? "Ваше благородие"?
- Меня Дима зовут, - уточнил Заказчик. - Хочу. А что для этого нужно?
- Нужен бабушкин портрет. Например, фотография. Сможешь принести? Завтра?
- А мы завтра сюда не придем.
Я совсем упустил из виду, что в таком нежном возрасте Заказчик не пользуется свободой передвижений.
- Долго еще? - Мама мальчика отключила сотовый и подошла к прилавку.
- Знаете, девушка, - понес я ахинею, от которой у любого слесаря завяли бы уши, - у меня для вашего ключа только китайские болванки, завтра подвезут немецкие, они лучше. Может, зайдете завтра? Я вам скидку сделаю, пятьдесят процентов!
Я отдал бы годовую выручку, лишь бы она согласилась.

Наш инструктор по высшему скобяному делу Куваев начинал уроки так: "Клепать ключи может каждый болван. А Заказ требует телесной и моральной подготовки".
Придя домой, я стал готовиться. Во-первых, вынес упаковку пива на лестничную клетку, с глаз долой. Употреблять спиртные напитки во время работы над Заказом строжайше запрещено с момента его получения. Во-вторых, я побрился. И, наконец, мысленно повторил матчасть, хоть это и бесполезно. Техника изготовления Заказа проста как пробка. Основные трудности, по словам стариков, поджидают на практике. Толковее старики объяснить не могут, разводят руками: сами, мол, увидите.
По большому счету, это справедливо. Если бы высшее скобяное дело легко объяснялось, им бы полстраны занялось, и жили бы мы все припеваючи. Ведь Пенсия скобяных дел мастера - это мечта, а не Пенсия. Всего в жизни выполняешь три Заказа (в какой момент они на тебя свалятся, это уж как повезет). Получаешь за них Оплату. Меняешь ее на Пенсию и живешь безбедно. То есть, действительно безбедно. Пенсия обеспечивает железное здоровье и мирное, благополучное житье-бытье. Без яхт и казино, конечно, - излишествовать запрещено Уставом. Но вот, например, у Льва Сергеича в дачном поселке пожар был, все сгорело, а его дом уцелел. Чем такой расклад хуже миллионов?
Можно Пенсию и не брать, а взамен оставить себе Оплату. Такое тоже бывает. Все зависит от Оплаты. Насчет нее правило одно - Заказчик платит, чем хочет. Как уж так получается, не знаю, но соответствует такая оплата... в общем, соответствует. Куваев одному писателю сделал ключ от "кладовой сюжетов" (Бог его знает, что это такое, но так это писатель называл). Тот ему в качестве Оплаты подписал книгу: "Б. Куваеву - всех благ". Так Куваев с тех пор и зажил. И здоровье есть, и бабки, даже Пенсия не нужна.
Но моральная подготовка в таких условиях осуществляется со скрипом, ибо неизвестно, к чему, собственно, готовиться. Запугав себя провалом Заказа и санкциями в случае нарушения Устава, я лег спать. Засыпая, волновался: придет ли завтра Дима?

Дима пришел. Довольный. С порога замахал листом бумаги.
- Вот!
Это был рисунок цветными карандашами. Сперва я не понял, что на нем изображено. Судя по всему, человек. Круглая голова, синие точки-глаза, рот закорючкой. Балахон, закрашенный разными цветами. Гигантские, как у клоуна, черные ботинки. На растопыренных пальцах-черточках висел не то портфель, не то большая сумка.
- Это она, - пояснил Дима. - Баба Катя. - И добавил виновато: - Фотографию мне не разрешили взять.
- Вы его прямо околдовали, - заметила Димина мама. - Пришел вчера домой, сразу за карандаши: "Это для дяди из ключиковой палатки".
- Э-э... благодарю вас, сударь, - сказал я Заказчику. - Приходите теперь через две недели, посмотрим, что получится.
На что Дима ободряюще подмигнул.

"Ох, и лопухнусь я с этим Заказом", - тоскливо думал я. Ну да ладно, работали же как-то люди до изобретения фотоаппарата. Вот и мы будем считывать биографию бабы Кати с этого так называемого портрета, да простит меня Заказчик за непочтение.
Может, что-нибудь все-таки считается? неохота первый Заказ запороть...
Для считывания принято использовать "чужой", не слесарный, инструментарий, причем обязательно списанный. Чтобы для своего дела был не годен, для нашего же - в самый раз. В свое время я нашел на свалке допотопную пишущую машинку, переконструировал для считывания, но еще ни разу не использовал.
Я медленно провернул Димин рисунок через вал машинки. Вытер пот. Вставил чистый лист бумаги. И чуть не упал, когда машинка вздрогнула и клавиши бодро заприседали сами по себе: "Быстрова Екатерина Сергеевна, род. 7 марта 1938 года в пос. Болшево Московской области..."
Бумага прокручивалась быстро, я еле успел вставлять листы. Где училась, за кого вышла замуж, что ест на завтрак... Видно, сударь мой Дима, его благородие, бабку свою (точнее, прабабку, судя по году рождения) с натуры рисовал, может, даже позировать заставил. А живые глаза в сто раз круче объектива; материал получается высшего класса, наплевать, что голова на рисунке - как пивной котел!
Через час я сидел в электричке до Болшево. Через три - разговаривал с тамошними стариками. Обдирал кору с вековых деревьев. С усердием криминалиста скреб скальпелем все, что могло остаться в поселке с тридцать восьмого года - шоссе, камни, дома. Потом вернулся в Москву. Носился по распечатанным машинкой адресам. Разглядывал в музеях конфетные обертки конца тридцатых. И уже собирался возвращаться в мастерскую, когда в одном из музеев наткнулся на шаблонную военную экспозицию с похоронками и помятыми котелками. Наткнулся - и обмер.
Как бы Димина бабушка ни тосковала по детству, вряд ли ее тянет в сорок первый. Голод, бомбежки, немцы подступают... Вот тебе и практика, ежкин кот. Еще немного, и запорол бы я Заказ!
И снова электричка и беготня по городу, на этот раз с экскурсоводом:
- Девушка, покажите, пожалуйста, здания, построенные в сорок пятом году...

На этот раз Заказчик пришел с бабушкой. Я ее узнал по хозяйственной сумке.
- Баб, вот этот дядя!
Старушка поглядывала на меня настороженно. Ничего, я бы так же глядел, если бы моему правнуку забивал на рынке стрелки незнакомый слесарь.
- Вот Ваш ключ, сударь.
Я положил Заказ на прилавок. Длинный, с волнистой бородкой, тронутой медной зеленью. Новый и старый одновременно. Сплавленный из металла, памяти и пыли вперемешку с искрошенным в муку Диминым рисунком. Выточенный на новеньком "Венксинге" под песни сорок пятого.
- Баб, смотри! Это ключик от детства. Правда!
Старушка надела очки и склонилась над прилавком. Она так долго не разгибалась, что я за нее испугался. Потом подняла на меня растерянные глаза, синие, точь-в-точь как на Димином рисунке. Их я испугался еще больше.
- Вы знаете, от чего этот ключ? - сказала она тихо. - От нашей коммуналки на улице Горького. Вот зазубрина - мы с братом клад искали, ковыряли ключом штукатурку. И пятнышко то же...
- Это не тот ключ, - сказал я. - Это... ну, вроде копии. Вам нужно только хорошенько представить себе ту дверь, вставить ключ и повернуть.
- И я попаду туда? В детство?
Я кивнул.
- Вы хотите сказать, там все еще живы?
На меня навалилась такая тяжесть, что я налег локтями на прилавок. Как будто мне на спину взгромоздили бабы-катину жизнь, и не постепенно, год за годом, а сразу, одной здоровой чушкой. А женщина спрашивала доверчиво:
- Как же я этих оставлю? Дочку, внучек, Диму?
- Баб, а ты ненадолго! - закричал неунывающий Дима. - Поиграешь немножко - и домой.
По Уставу, я должен был ее "проконсультировать по любым вопросам, связанным с Заказом". Но как по таким вопросам... консультировать?
- Екатерина Сергеевна, - произнес я беспомощно, - Вы не обязаны сейчас же использовать ключ. Можете вообще его не использовать, можете - потом. Когда захотите.
Она задумалась.
- Например, в тот день, когда я не вспомню, как зовут Диму?
- Например, тогда, - еле выговорил я.
- Вот спасибо Вам, - сказала Екатерина Сергеевна. И тяжесть свалилась с меня, испарилась. Вместо нее возникло приятное, острое, как шабер, предвкушение чуда. Заказ выполнен, пришло время Оплаты.
- Спасибо скажите Диме, - сказал я. - А мне полагается плата за работу. Чем платить будете, сударь?
- А чем надо? - спросил Дима.
- Чем изволите, - ответил я по Уставу.
- Тогда щас, - и Дима полез в бабушкину сумку. Оттуда он извлек упаковку мыла на три куска, отодрал один и, сияя, протянул мне. - Теперь вы можете помыть руки! Они у вас совсем черные!
- Дима, что ты! - вмешалась Екатерина Сергеевна, - Надо человека по-хорошему отблагодарить, а ты...
- Годится, - прервал я ее. - Благодарю Вас, сударь.
Они ушли домой, Дима - держась за бабушкину сумку, Екатерина Сергеевна - нащупывая шершавый ключик в кармане пальто.
А я держал на ладони кусок мыла. Что оно смоет с меня? Грязь? Болезни? Может быть, грехи?
Узнаю сегодня вечером.

(с) Калинчук Елена Александровна

@темы: Аверс, сказки Пустых Пространств

18:46 

~Аверс
Ночь царствует над миром, но рассвет готовит ей достойнейший ответ.
Поделен город сеткой улиц
на регионы и сегменты.
В квартире шесть считают слитки,
в квартире семь считают центы.
Какой-то демон в куртке "Dolce"
паркует новый "Мозератти"
Какой-то ангел в переходе
играет для людей Вивальди.

Один из них получит мелочь
в чехол своей любимой скрипки.
Замерзнут пальцы без перчаток,
но он сыграет без ошибки.
Другой еще на стол подбросит
с десяток-два блестящих фишек.
Ему не страшно ошибаться,
когда на карточке излишек.

Один приедет поздней ночью
с бутылкой бренди или виски,
Стакан и диктор теле-шоу
заменят вновь друзей и близких.
Другой придет домой под вечер
запить ангину мятным чаем
И лабрадор по кличке "Вальтер"
с порога встретит громким лаем

Ни демон с черным "Мозератти",
ни ангел с третьесортной скрипкой
не поздороваются утром,
докурят, молча, без улыбки.
Поделен город сеткой улиц,
как мир - на бедных и элиту.
А неуместные знакомства
Должны быть наскоро забыты.

Но это утро не похоже,
Ни на одно "вчера" с рассветом.
С усмешкой щелкнув зажигалкой,
тот демон просит сигарету.
И ангел, щурясь, угощает,
Гадая,в чем искать подвоха.
- Как поживаешь?- спросит демон.
- Да как и ты. Совсем неплохо.

- Неплохо, значит? - хмыкнет демон.
- А что же в гости не заходишь?
- К чему все эти разговоры?
Обычно мимо ты проходишь...
И ангел тушит сигарету:
- Неужто в мире катастрофа?
- Да нет, - ответил тихо демон.
- Мне просто не с кем выпить кофе...

(с) Deacon.

@темы: музыка слов, Аверс

23:36 

~Аверс
Ночь царствует над миром, но рассвет готовит ей достойнейший ответ.

запись создана: 02.12.2011 в 10:20

@темы: эта музыка будет вечной..., Аверс

15:20 

~Аверс
Ночь царствует над миром, но рассвет готовит ей достойнейший ответ.
23:51 

В каждой детской мечте скрыт волшебный кристалл. (с)

~Аверс
Ночь царствует над миром, но рассвет готовит ей достойнейший ответ.
Раньше любое чудо в двери рвалось без спроса, раньше: приходит праздник - словно открылась дверь. Знали - когда в ноябрь ночью уходит осень, бойся огней болотных, прячься в густой траве. Знали - в закат февральский спрячь под подушкой волос, ночью тебе приснится - может быть! - твой жених. Время бежит по крышам, песни теряют голос, сказки случайных чисел - что ты забыл о них?

Южный ленивый город, в небе, как летом, чисто, тихо шуршит декабрь листьями во дворах. Тиму уже семнадцать. Тим - ученик флейтиста. Щурится год устало, году уже пора. Город - огнём обряжен, в городе - шум и ёлки, всяк ознакомлен с ролью, курит тайком в фойе. Тимми идёт, вздыхает - в праздниках мало толку, если вся сказка - это фильмы да оливье.

Тим еще помнит: раньше воздух гудел морозный, раньше в окне наутро было белым-бело. Слово, что дал в сочельник, было законом грозным, ангел следил с балкона - видишь его крыло?

Раньше, в далёком детстве - ты еще помнишь сам-то? - каждая встреча в праздник - это дела судьбы. Раньше любой прохожий мог оказаться Сантой, каждый сюжет из книжки мог обратиться в быль.
Нынче - одни названья, нынче - другое дело. Чудо осталось в прошлом, свой прекратило бег.

...Но не даёт покоя Тиму одна идея. Тимми идёт на крышу. Он вызывает снег.

В детстве твердили Тиму: музыка - это ключик, лучшее из заклятий, самый крутой радар. Мысли вплетай по нотам, думай светлей и лучше, дай ей ожить, струиться в венах и проводах. Город затих, не дышит, ветер толкает Тима, тёплый мотив по пальцам - мягок, спокоен, прост. Музыка тонкой флейты тянется паутиной, Тим представляет сотни снежных колючих звёзд. Облако, как подушка - туча летящих перьев, скрип под ногами утром, холод на языке. Кажется, вот немного, только шагни, поверь и...
Но неподвижно небо. Флейта дрожит в руке.

Тимми уйдет, нахмурясь. Он не фальшивил вроде - значит, всё это сказки, чей-то дурацкий бред.

...Только гирлянда Тима - отзвук его мелодий - в каждом окне и сердце свой оставляет след.

Знаешь, к мечте уводят сотни дорог на свете, вроде идешь налево - вправо ведёт судьба. Ты опоздал на поезд - позже кого-то встретил, ночью пойдешь работать - а попадешь на бал, в драку влезаешь в парке - и обретаешь друга; делай хотя бы что-то, смейся, живи, дыши...
Песня флейтиста-Тима - пусть и не дышит вьюгой - лучше любого слова, громче чем шум машин.



***

Платье горит в витрине, словно картина в раме, Бобби проходит мимо, цокает языком. Помнит, такое платье вроде хотела мама - он бы купил, но деньги...ну, а кому легко? Нет, он купил бы точно, только такие траты - дача, друзья, подарки, будет совсем же в ноль...
Музыка бьётся пульсом, каждом окном-квадратом, флейта приносит веру - и, почему-то - соль.
Сказки не в старых книжках с алыми парусами, мир состоит из мыслей, что сохранишь, любя.
Бобби стоит и мнётся, злится, губу кусает...
...быстро подходит к двери, дёргает на себя.

***
Часто начало ссоры - глупость штамповки крайней, только идёт лавиной, злость собирает в ком. Вот на дороге Руперт, вот на дороге Лайни: раньше - друзья друзьями, не разольешь рекой. Нынче - проходят мимо невозмутимым Буддой, время - безумный гонщик, вот бы успеть за ним.

Руперт не смотрит прямо, Лайни зевнула будто...
...Помнишь, в далёком детстве - озеро и огни? Помнишь, бежим по лесу, где-то по самой кромке, трешься щекой (щекотно!), прячем носы в траве
Флейта летит по миру, мысли легки и звонки.
Руперт подходит к Лайни и говорит "Привет".

***
Тот, кто уже не верит, тот, кто затянут тиной - помни, приходит время и выпадает шанс. Громче, подруга-флейта, лейся по пальцам Тима, в каждом прикосновеньи - новый несмелый шаг. Кто-то услышав, вспомнит старое обещанье, кто-то бежит на поезд, чтобы приехать в дом, город скрипит мостами, город шуршит вещами, в озере бьют куранты, чтобы одеться льдом. Кто наберётся воли, бросит свою рутину, кто-то приедет в полночь, чтобы ответить "да".
Громче, нежнее, Тимми - сотня таких, как Тимми, дышат в окошки флейты, рвутся в глухую даль.

Вот говорят, что чудо раньше просилось в руки, нынче же - каждый резок, как цирковая плеть...
Если ты им не веришь - пальцы рождают звуки. С ними в любом прохожем что-то начнёт теплеть.


***
Город - сильней и мягче, город - как будто выше. Тимми устал и вымок, что-то сопит во сне...



Где-то в районе неба, где-то в районе крыши.
Заспанной белой кошкой
тихо
кружится
снег.

(с) Джек-с-Фонарём

@темы: Аверс, музыка слов

17:17 

кино. эпизод 6. странные дети

~Аверс
Ночь царствует над миром, но рассвет готовит ей достойнейший ответ.
есть много вполне адекватных людей на этой планете,
но среди них иногда, временами попадаются странные дети,
и вот что, дружище, с такими детьми происходит -
они уходят от нас. они почему-то всегда уходят.

дети - названье условное, тут ведь не в возрасте дело,
просто не всякий, дожив до старости, пробует быть смелым.
так я о странных, дружище. смотри, как оно бывает:
они почему-то уходят от нас. они всегда убегают.

в шальном рок-н-ролльном ритме ли, в медленном темпе вальса,
сбегают с уроков, уходят в дождь, встают посреди сеанса,
никто не знает, дружище, просто никто не знает,
почему в один не прекрасный день они от нас убегают.

не имеет значения, хорошо им живется дома или довольно хреново,
непонятно, что становится крайней каплей и спусковым словом -
они бросают родные места, уходят от нас куда-то,
где нам, дружище, уже никогда, никогда не достать их.

собирают свои линялые рюкзаки и обшарпанные чемоданы,
наверное - точно не знает никто - ищут на картах им нужные страны,
и уходят. просто бегут со всех своих загорелых ног,
куда-то туда, где, я верю, дружище, их встречает заботливый бог,

наливает им по стакану вина или горячего терпкого грога,
дает им печенья и молока и мятных пастилок с собою в дорогу,
советует двигаться трассами только лишь незнакомыми,
и никогда, ни за что, дружище, не приближаться к дому.

потому что главное - это им бог говорит, этим странным детям -
главное вовсе не в том, что приносят тебе в конверте,
или сколько нулей на твоем банковском счете,
и как называется место твоей работы,
главное, дети - это вовремя переступить порог,
а там припустить без оглядки - вот что говорит им бог.
главное - это выбраться из темных кривых коридоров,
проползти по газонной траве, перелезть через десятки заборов,
перейти от регги и рок-н-ролла к очень тяжелому року,
наугад, невпопад или наощупь себе выбирая дорогу,
главное - мчаться по ней, ехать, бежать, лететь,
главное - верить, что там впереди - тебя ожидает не смерть,
а что-то совсем, бесконечно, абсолютно иное,
что-то, что может случиться только с одним тобою...

и они верят ему - вот что самое, самое главное во всем этом,
они верят своему богу, эти странные глупые дети,
в дурацких китайских кедах с кислотных цветов шнурками,
в них очень удобно бежать, дружище, бежать от папы и мамы...

(c) Yulita_Ran

@темы: музыка слов, Аверс

23:45 

Говорящий в ночи...

~Аверс
Ночь царствует над миром, но рассвет готовит ей достойнейший ответ.
Ты произносишь «Свет»
И приходит свет.
В ночь, где надежды почти уж потерян след.
Снегом, летящим с небес, как благая весть
О наступающем в скорости Рождестве.

Ты говоришь «Душа,
У тебя есть шанс».
Кто-то встаёт с колен и делает шаг.
Пусть осторожно пока ещё, не спеша.
После, глядишь, и крыла за спиной шуршат.

Слово живое горит
У тебя внутри.
Ты говоришь «Чудеса» и идёшь дарить.
Россыпь созвездий, полоску алой зари,
Солнечный зайчик и мыльные пузыри.

Слово твоё – лучи.
У тебя ключи.
Что ты отдал взамен, когда получил?
Ты говоришь «Печаль» и она горчит…
Я об одном прошу тебя – не молчи.

(c) Neya@

@темы: Аверс, музыка слов

21:57 

Реверс~
Кто сказал, что твой свет лучше моей тьмы?
1.
В глазах у Марии небесный свет,
Струящийся сквозь ресницы.
Домашних забот для Марии нет -
Они для ее сестрицы.
Пусть Марфа гостям подает вино,
Румяная от смущенья, -
Марию тревожит сейчас одно
Невиданное ученье.
Мария садится, чиста, бела,
Смиренная и босая,
Желая истины - не тепла
Его: Он об этом знает.
А Марфа краснеет, как маков цвет,
Чуть слово Он подари ей...
Мудрее Марии на свете нет,
Но каждой ли быть Марией?

2.
Мария утешится: Слово останется с ней.
Мария уйдет босиком, исполняя заветы.
Она станет строже. Глаза ее станут синей,
В них станет чуть больше того несказанного света.
Мария полюбит детей, прокаженных и вдов.
Оденется в грубую шерсть. Будет есть чечевицу.
Мария всех лучше узнает, что значит любовь:
Настолько, что эта любовь перестанет ей сниться.
И, даже хотя ей никто не предложит руки,
Мария утешится. Марфа умрет от тоски.

(с) Тасара-бокка

@темы: Аверс, музыка слов

12:10 

steampunk-9

~Аверс
Ночь царствует над миром, но рассвет готовит ей достойнейший ответ.
"засыпай, мой юный Мио, мой светлый рыцарь, будет ясной и счастливой твоя судьба. лунный князь на звездно-блещущей колеснице заливает реку топлива в млечный бак. ночь-ткачиха раскидала по крышам пряжу, бродят кошки по карнизам, по темноте. засыпай, мой юный Мио, расти отважным, благородным, смелым, сильным, как твой отец."

за окном - гирлянды, елки, завалы снега. лампы свет едва дотронулся до лица. тетя Джейн - не мама, мама давно на небе, тетя Джейн... ну, просто тетя - жена отца. слово "мачеха" колючее, будто хвоя, тетя Джейн - совсем не злая, беда не в ней. просто их с отцом - без тети - осталось двое, а отец - он далеко, на своей войне.

тетя Джейн приходит, сказки читает Мику, подтыкает одеяло на добрый сон. говорит про храбрых рыцарей, флаги, пики, про принцесс, про башни замков и тишь лесов. из столовой прилетел шоколадный запах, голос тети, хруст простынок, скрипучий стул. Мику что принцессы? он бы хотел, как папа - рассекать стальными крыльями высоту. эти рыцари - давно уже устарели, кто теперь играет в них? дураки одни. только тетю жалко, пусть уж... Мик сонно дремлет, вдалеке горит звезда и его манит.

тетя Джейн дочтет рассказ до седьмой страницы, осторожно поцелует, уйдет наверх. затихает шум на улице.
Мику снится -
он идет
во тьме,
и вдруг - зажигают свет.

Мику снится, будто рыцарь он - есть доспехи, солнце ярко отражается на броне. облака-барашки хвастают белым мехом, все так просто - как случается лишь во сне. конь под Миком - верный, быстрый и полный силы, щит у Мика - два грифона на серебре. Мик глядит вперед - и конь расправляет крылья, и взлетает выше...

...выстрелов четкий треск.
Мик соображает быстро - война! засада! в небе вражеские птицы - оскал клыков. Мик уже как будто вместе - и конь, и всадник, и лететь ему уверенно и легко. светит огненная пика в его ладони, вот замах - бросок - пике - и еще замах... в крыльях вихри завывают, поют и стонут, расползается на клочья густой туман. бой идет, по стали молнии хлещут плетью, разлетаются осколками в синеве...

"здравствуй, рыцарь поднебесья" - смеется ветер.
голос папы...
папа?
папа!
окно. рассвет.

мандарины, чай, корица и ветки ели; вырастая, забываем иные сны... новый год придет на следующей неделе. через месяц объявленье: конец войны. вырастая, разучаемся просто верить, получаем - шрамы, опыт, врагов, загар.

Микаэль зовет дракона "бродягой", "зверем", даже в отпуск он приходит к нему в ангар. полирует чешую, хоть ворча - с заботой, говорит ему "не кисни и не болей"... Микаэль спиной прижался к стальному боку, от драконьего дыханья рукам теплей. разве важно, что сейчас Микаэлю снится? разве важно, кто приходит к нему во сне?

"засыпай, мой юный Мио, мой светлый рыцарь. завтра выпадет пушистый и мягкий снег."

(c) wolfox

@темы: Аверс, музыка слов, сказки Пустых Пространств

16:25 

Засыпательная мантра

~Аверс
Ночь царствует над миром, но рассвет готовит ей достойнейший ответ.
Дождь плачет? Что ты, разве что от счастья.
Ты так умеешь. Жалко, что нечасто.
Уже забыла? Вспомнить не пора ль?
Сейчас весна, и в небе птичьи стаи.
Ну да, тепло, и снег почти растаял.
Но впереди у нас ещё февраль.
Ты чуда ждёшь? Оно случится. Скоро.
А дождик просто омывает город.
Как волны моря гальку и песок.
Ночь так длинна, да не длиннее суток.
Иди. Он будет краток, будет чуток.
Почти реален, тих и невесом.
Беги скорей, а то пропустишь Сон.

(с) Neya@

@темы: Аверс, музыка слов

Duality

главная